ИНВЕСТИЦИИ. Малые формы

ЕСЛИ У ВАС ЕСТЬ $ 100 000 И ВЫ ГОТОВЫ отдать их в доверительное правление или организовать сделку по слиянию вашего небольшого бизнеса с конкурентом, обращаться в крупную инвестиционную компанию не стоит: вам, скорее всего, откажут. Компании вроде «Ренессанс Капитала», UFG или «Тройки Диалог» работают с более крупными суммами. Единственное, что они смогут вам предложить, - это паевые фонды, доступные любому человеку с улицы.

Но теперь у инвестора средней руки есть другие возможности, например, нанять личного управляющего или получить любые услуги из стандартного набора инвестбанка. Такие услуги оказывают небольшие инвестиционные компании, чьи владельцы предпочитают называть свои организации «бутиками».

«Крупные инвестиционные дома похожи на мультибрэндовые универмаги. Человеку, пришедшему в эту компанию, предложат большой набор услуг. Но он никогда не получит такого персонального внимания и обслуживания, как в бутике», - объясняет разницу Михаил Зайцев, председатель совета директоров одного из таких инвестиционных «бутиков», Eastern Gate.

Помимо компании Зайцева частный инвестор может обратиться, например, в компанию «Норд капитал», созданную в 2003 году. Или в Русский инвестиционный клуб, появившийся годом позже. В марте этого года Олег Капитонов, бывший председатель правления банка «Абсолют», планирует начать работу K&S Capital Management — «управляющей компании, созданной на принципах частного банка».

В подобные компании обращаются не только те, у кого не хватает средств на открытие счета доверительного управления у лидеров рынка. Богдан (фамилию он попросил не называть) занимается консалтинговым и транспортным бизнесом. Когда-то он работал с «Тройкой» и «Ренессансом», но не так давно познакомился на юбилее у друга с Павлом Семенютой, членом совета директоров Русского инвестиционного клуба, и стал его клиентом, передав в управление, по его словам, около $1 млн. «Не хочу сказать, что работать с крупными компаниями было плохо. Просто как-то не сложилось» — так, немного туманно, объясняет Богдан свой выбор.

Опыт других инвесторов свидетельствует о том, что главную роль в выборе компании играет личность управляющего. «Бутики» держатся на именах. Над созданием продукта в таких структурах работает человек-универсал, который умеет разговаривать с клиентом как менеджер по продажам, структурировать продукт как технолог и торговать как трейдер. В крупных компаниях все это делают разные люди», —говорит Владимир Мальханов, директор по клиентским инвестициям УК «Урал-сиб», входящей в одноименную финансовую корпорацию.

Большинство нынешних «бутиков» основано бывшими банкирами и управляющими. Капитонов, как уже говорилось, работал в «Абсолюте», Зайцев был зампредом Росбанка, а у истоков «Норд капитала» стоят бывшие топ-менеджеры ИГ «Русские фонды».

Роль личности действительно трудно переоценить. Обычно специализация и пристрастия основателя «бутика» обеспечивают сильные стороны созданной им структуры. Например, Капитонов начал свое дело с создания управляющей компании и регистрации трех оффшорных фондов, ориентированных на работу в России. К этому он готов добавить консультации по защите активов, оформлению их наследования и оптимизации личных налогов. «Я рассчитываю на свой двенадцатилетний опыт коммерческого банкинга и общения с состоятельными клиентами», - говорит создатель K&S Capital Management. A Михаил Зайцев - специалист по структурированию сделок корпоративных клиентов и финансовому консалтингу.

Чем больше у вас свободных средств, тем больше механизмов инвестиций в акции
До $100 000 - лучше воспользоваться паевыми инвестиционными фондами.
От $100 000 - либо ПИФы, либо доверительное управление (ДУ) в «бутиках».
От $250 000 – можно воспользоваться услугами ДУ у лидеров рынка.
От $1 млн. - вам открыты ДУ всех компаний, а также хедж-фонды и оффшорные фонды.

Такая специализация и позволяет «бутикам» конкурировать с крупными компаниями. Сергей Гусарев, сотрудник Ассоциации российских банков, отдал средства в управление «Норд капиталу» осенью 2005 года. Пока Сергей доволен: за четвертый квартал 2005 года его портфель вырос более чем на 120% годовых. Самый доходный портфель Renaissance Capital Asset Management (RCAM) (акции компаний малой капитализации) принес в 2005 году сопоставимую прибыль - 125%. При этом индекс РТС за последние три месяца прошлого года вырос на 11,7% (это 46,8% годовых).

Одно из преимуществ малых инвестиционных компаний - их независимость. Менеджер финансовой корпорации, скорее всего, предложит купить продукты и услуги компаний, входящих в ту же группу. И не факт, что они окажутся лучшими на рынке. «Бутик» же может ограничиться квалифицированной консультацией. Например, аналитики Русского инвестиционного клуба отслеживают качество работы управляющих на российском фондовом рынке, чтобы предложить клиенту подходящий объект для вложений.

Еще одно преимущество малых компаний - вам всегда гарантировано общение с высшим руководством фирмы. Богдан, о котором шла речь выше, оценил в Русском инвестиционном клубе именно доверительные отношения с топ-менеджментом и возможность решать самые разные вопросы — от финансовых и юридических до организационных. Например, ему потребовалось провести встречу с иностранными партнерами — и компания нашла для своего клиента переводчиков.

Теперь о недостатках малых компаний. Первый и самый серьезный — отсутствие истории. Большинство так называемых бутиков было создано в последние годы, статистически оценить качество их работы и надежность пока невозможно. Кроме того, малые компании - далеко не самые прозрачные структуры, проанализировать их финансовые показатели и источники происхождения капитала также бывает нелегко.

Руководитель управления инвестиционно-банковской деятельности «Тройки Диалог» Дмитрий Кушаев уверен, что как минимум по двум причинам необходимо соблюдать осторожность при работе с «бутиками»: «Во-первых, у них не может быть крупного капитала, значит, их финансовая устойчивость невелика. Во-вторых, бизнес «бутиков» полностью зависит от людей, которые его создали. А это всегда риск». Все «бутики» управляют относительно небольшими суммами - до $100 млн. Eastern Gate, например, управляет активами на $25 млн. Для сравнения: УК «Тройка Диалог» ведет активы размером в $2,2 млрд., a RCAM — в $1,8 млрд. Что же касается человеческого фактора, то действительно в малых компаниях обычно работают лишь несколько десятков человек, и под отдельные проекты они привлекают сторонних специалистов.

Итак, если вы все-таки решили стать клиентом малой компании, вот несколько советов, как не ошибиться при выборе. Прежде всего обратите внимание на опыт и деловую репутацию менеджеров, курирующих ключевые направления. Например, Сергей Гусарев принял решение стать клиентом «Норд капитала» только потому, что доверял профессионализму Александра Баранова, управляющего там портфелями акций. Гусарев и Баранов знакомы уже более десяти лет, когда-то они вместе работали. «Для меня был важен не брэнд, а конкретный человек, — говорит Гусарев, — Если я знаю, что решения об инвестициях принимает высококлассный специалист, зачем сомневаться?»

Инвестор, представившийся Богданом, начал сотрудничать с Русским инвестиционным клубом только после того, как сам проверил репутацию этой фирмы. Для начала он проконсультировался у знакомых, которые уже были клиентами клуба, потом обзвонил бывших коллег Павла Семенюты из группы ГГ-компаний «Аквариус», где тот ранее занимал должность вице-президента по финансам. «Вопросы о сотрудничестве с новой структурой отпадают после общения со знающими людьми», — заключает Богдан.

Осталось сравнить финансовые условия работы с малыми компаниями и их «старшими товарищами». Как уже говорилось, «бутики» в отличие от крупных инвестиционных домов берутся работать с небольшими суммами. В «Норд капитале» готовы сформировать индивидуальный инвестиционный портфель, если клиент внесет $100 000, для индексного портфеля достаточно $10 000. Минимальная сумма взноса в фонды под управлением K&S Capital Management - $100 000. Для сравнения; в RCAM минимальная сумма инвестиций при формировании портфеля — $1 млн. У «Тройки Диалог» нижний порог составляет $250 000.

Те же пропорции и для инвестиционно-банковских операций. Крупные инвестбанки возьмутся за работу, если прибыль от сделки составит не менее $1 млн., а малые фирмы готовы сделать это за гораздо меньшие деньги. В частных разговорах они признаются: чтобы не потерять клиента, «бутик» готов обсуждать вознаграждение в несколько десятков тысяч долларов.

Комиссионные «бутиков» и больших компаний сопоставимы. В Русском инвестиционном клубе стандартная комиссия за управление активами (management fee) составляет 1-2% от внесенных средств, а «плата за успех» - вознаграждение управляющего сверх заранее установленной суммы (performance fee) - 20-25% от прибыли. В RCAM комиссия за управление составляет 2%, «плата за успех» — 20%, в «Тройке Диалог» — 1-2% и 10-25% (в зависимости от стратегии) соответственно.

Комиссионные при покупке пая оффшорных фондов под управлением K&S Capital Management составляют до 1,5% для сумм менее $500 000. «Известные западные фонды берут большую комиссию. У нас новый проект, для первых клиентов плата будет минимальная»,— говорит основатель K&S Капитонов. Один из крупнейших хедж-фондов, работающих на российском рынке, Hermitage Capital Management, берет ежегодную комиссию в размере 2% от стоимости активов клиента и 20% от полученных доходов. Минимальный размер инвестиций для американских инвесторов Hermitage—$250 000.

Источник: Forbes, март 2006
Андрей Вырковский
Прекрасное понимание российской специфики