Вклад «Домашний»

Владимир Крупчак, депутат Госдумы, владелец ПКП «Титан»
Я в ценные бумаги не играю, деньги вкладываю в производство. Самый удачный пример - вложил ?48 млн в модернизацию лесозавода №25. Инвестпрограмма завершилась в 2005 году. Сейчас это самое эффективное деревообрабатывающее производство в Архангельской области, безотходное: из опилок делаются топливные пелеты. Там такая рентабельность, что инвестиции вернутся за три года. Еще земля на Рублевке радует: в 1997 году покупал участок по $5000 за сотку, сейчас сотка стоит $70 000.

Евгений Островский, директор ТД «Топливное обеспечение аэропортов»
В начале 2005 года купил элитную квартиру на Новом Арбате, которая пока не построена. На стадии «до котлована» стоила $4200 за кв. м, сейчас нулевой цикл, стоит уже $6500 за кв. м. Еще мне за мой коттедж на Новорижском шоссе, в 1,5 км от МКАД предлагали $6 млн, хотя три года назад я его покупал за $2 млн и еще $1 млн вложил в отделку.

Олег Капитонов, президент K&S Capital Management
В прошлом году я разместил деньги на фондовом рынке и вложился в недвижимость. Номер один, конечно, - российские ценные бумаги, которые я начал покупать в апреле 2005-го. Больше половины портфеля составляли акции «Газпрома» и нефтяных компаний. Купил и немного бумаг второго эшелона - например акции трубных заводов. Я верю в российский фондовый рынок. Общая доходность портфеля за год составила более 100%. Из недвижимости я сделал ставку на элитное жилье в Москве. Логика такая: если с рынком жилья что-то случится, элитная недвижимость в цене не упадет просто потому, что ее мало. Например, купленная в прошлом году квартира обошлась мне в $6000 за кв. м, а недавно ее хотели у меня купить по $12 000. Купленная загородная недвижимость подорожала за год чуть меньше - где-то на 70%.

Михаил Хабаров, генеральный директор «Альянс РОСНО Управление активами»
В 2006 году фондовый рынок рос не так быстро, как недвижимость. Самой удачной моей инвестицией стала покупка дома в районе Новорижского шоссе в январе этого года. Я его не строил, а просто купил вместе с участком. Цены там растут скорее на землю, чем на строения. Если сумму сделки перевести в цену за сотку, получается около $35 000. Сейчас можно продать по $75 000 за сотку - по таким ценам заключают сделки соседи. На мой взгляд, больше 100% за восемь месяцев - очень хорошая инвестиция. Есть соблазн продать, но пока решения такого я не принял.

Роман Троценко, президент группы «МРП»
На лондонском блошином рынке в Портобелло в углу лавки я увидел два больших авангардных рисунка, выполненных тушью и раскрашенных гуашью. Стал рассматривать, вытащил из пыльного паспарту и обнаружил на обороте дарственную надпись Сергея Судейкина Всеволоду Мейерхольду. Это оказались эскизы костюмов для их авангардистского шоу, которое проходило осенью 1912 года в питерском кабаре «Бродячая собака». С замиранием сердца спросил: сколько стоит? За оба рисунка заплатил ?400 (около $700). Рисунки раннего, доамериканского Судейкина по последним аукционным ценам стоят до $200 000 за штуку. Так что получается 57 000% рентабельности. Продавать не собираюсь, эскизы мне самому очень нравятся.

Источник: Forbes
Илья Хренников, Андрей Вырковскии

Бизнесмены и топ-менеджеры могли бы инвестировать в ценные бумаги, но обычно покупают недвижимость

Мы помогаем решить любые вопросы, касающиеся управления капиталом, наследования и защиты имущества