Здесь ловят крупную рыбу


Иллюстрация - Константин Батынков, Кирилл Рубцов
Весь 2006 год с финансовых фронтов поступают вести о том, что тот или иной банк или управляющая компания выходят на рынок индивидуального доверительного управления (ИДУ)*. «Бум на этом рынке — результат удачного 2005 года, показавшего существенный рост доходности от операций на фондовом рынке на фоне роста экономических и сырьевых показателей, — сказал генеральный директор Национального рейтингового агентства Виктор Четвериков. — Новые клиенты ИДУ — это частные инвесторы: физические лица, которые хорошо заработали по итогам 2005 года в форме бонусов, от операций с недвижимостью, а также на фондовом рынке». Похоже, людям это понравилось, а спрос рождает предложение.

О значении размера

Услуги по доверительному управлению в России оказывают как управляющие и инвестиционные компании, так и банки. Соотношение сил и объема рынка оценить трудно по причине отсутствия единой статистики. По данным управляющих компаний, в первом полугодии 2006 года активы, находящиеся в индивидуальном доверительном управлении, выросли на 41%. Банки же размер переданных им в ИДУ средств предпочитают не раскрывать. «По моим ощущениям, около 40% этого рынка приходится на долю крупных банков, управляющие и инвесткомпании на вторых позициях», — говорит г-н Четвериков.

УК «Альфа-капитал», представляя в сентябре свою стратегию развития, пожалуй, первой рискнула оценить рынок ИДУ в численном выражении. По ее подсчетам, сейчас более 100 тысяч россиян имеют как минимум по одному миллиону долларов свободных денег. При этом всех счетов по ДУ у всех УК, по прикидкам «Альфы», не более трех-четырех тысяч. Даже если добавить сюда примерно столько же банковских счетов, все равно остается широкая поляна, которую управляющие и стараются как можно быстрее застолбить. В первую очередь битва будет идти за кошельки состоятельных клиентов, чьи свободные средства превышают 500 тысяч долларов.

«Если попытаться сегментировать продукты в сфере управления активами, — рассказывает генеральный директор “Эксперт РА” Дмитрий Гришанков, — то мы увидим следующее. Есть ритейл, подразумевающий инвестиции до нескольких десятков тысяч долларов; это серийный продукт для массового клиента. Есть индивидуальное доверительное управление — для людей, имеющих от 500 тысяч до 10 миллионов долларов. Группа от 30–50 тысяч долларов до полумиллиона никому не нужна. Те, кто располагает десятками миллионов долларов, управляют своими состояниями сами или давно числятся клиентами западных компаний, предлагающих private banking. А вот средний класс остается неохваченным. Но эти люди уже не хотят упрощенного сервиса, который предполагают массовые продукты, им хочется индивидуального подхода».

О многообразии видов

Если сегодня в России столь велико количество «неподеленных» людей, которые не слишком избалованы и при этом настолько обеспечены, что могут отдать несколько сотен тысяч долларов в управление, то почему бы управляющим не сосредоточиться на среднем сегменте? Это и произойдет, уверяют эксперты, но через несколько лет, и на то есть веские причины.

Российские игроки данного сегмента (как и сам рынок ИДУ) еще крайне молоды. Зачастую они преследуют цель набрать как можно больше клиентов и лишь во вторую очередь стремятся детально сегментировать их и предложить соответствующий набор услуг. Что сегодня видит на сайтах управляющих компаний клиент, желающий передать свои 100–200 тысяч долларов в доверительное управление? Он читает там, что управляющие могут взять в ИДУ даже 10–20 тысяч долларов (а в редких случаях и 30 тысяч рублей!) и при этом предложить несколько стратегий инвестирования — как правило, агрессивную, сбалансированную и консервативную. Однако любой профессиональный управляющий скажет, что составить настоящий диверсифицированный портфель из ликвидных бумаг на 10 тысяч долларов нельзя. По оценке Дмитрия Гришанкова, в российских условиях для этого потребуется около миллиона долларов.

«Когда некоторые управляющие существенно снижают планку входа для ИДУ, скорее всего, речь идет о псевдоиндивидуальном управлении, когда несколько индивидуальных счетов объединяются в “пул” и управляются, что называется, одним нажатием клавиши, — предупреждает заместитель генерального директора по работе с клиентами УК “Метрополь” Эдуард Воронин. — Современные программные средства позволяют это делать». На развитых западных рынках составить небольшой, но диверсифицированный портфель можно и на 100 тысяч долларов — благодаря более ликвидному фондовому рынку. А кроме того, те самые стратегии, которые предлагают российские управляющие, у западных компаний отработаны до мельчайших нюансов и как детали конструктора подбираются под нужды конкретного клиента. «Те же стратегии ИДУ, которые предлагаются сегодня в России, станут доступными среднему классу не ранее чем через два-три года», — считает Гришанков.

Пока для новых участников рынка заработок — задача первоочередная, а в случае с ИДУ чем крупнее клиент, тем больший доход получит управляющий. Обычно с клиента взимается два вида вознаграждения: «вознаграждение за успех» — в среднем порядка 25% от полученной по портфелю прибыли и плата за управление — 3–5% от суммы, переданной в управление. Хороший доход нужен управляющим, чтобы покрывать свои затраты от выхода на рынок, которые весьма велики. Качественное ИДУ предполагает услуги высококлассных менеджеров, мощный бэк-офис, дорогое программное обеспечение. Как только бизнес будет налажен, а сегмент супербогатых клиентов поделен, управляющим придется обратить взор на менее прибыльную группу людей, имеющих несколько сотен тысяч долларов.

Банки выгодно отличаются от всех прочих тем, что имеют валютную лицензию и могут свободно инвестировать деньги клиентов в валюту и иностранные активы. С другой стороны, УК часто более прозрачны, хотя бы в плане оценки их работы. «Даже если компания не раскрывает данные по доходности ИДУ, то их можно оценить на основании доходности ее ПИФов и НПФ», — советует Воронин. Взять за основу ОФБУ в случае с банками сложнее: у фондов банковского управления свои стратегии инвестирования, которые редко совпадают с индивидуальными.

«Профессиональный управляющий работает по тренду: максимально долго удерживает позицию в акциях во время роста рынка и сокращает ее или переходит в облигации во время его падения; это позволяет добиться хорошей прибыли. Управляющие также могут открывать и короткие позиции, играя на понижение, правда, используют это не так часто — как правило, только в момент сильного падения рынка», — рассказывает г-н Воронин. В инвестиционной декларации может быть оговорен максимально возможный размер убытков по портфелю.

Кроме передачи денег в ИДУ «по правилам» есть и еще один вариант. «У инвестиционных брокеров практикуется и такая технология, как завуалированное ИДУ, когда клиент просто открывает брокерский счет, но по факту его деньгами управляют профессионалы. В такой схеме операционные риски несколько ниже, чем в классическом ИДУ, поскольку деятельность брокерских компаний более формализована», — рассказывает Виктор Четвериков. Такой услугой пользуются люди с небольшими суммами — в несколько десятков тысяч долларов.

В бизнесе, в горе и в радости

Для клиента, выбирающего индивидуальное управление, на первом месте стоит сохранность капитала и лишь на втором — его преумножение. Однако будущее, по мнению профессионалов, за более широким подходом к услугам private banking.

«За последние несколько лет на рынке произошел общий переход от понятия private banking к понятию wealth management, — поясняет исполнительный директор “UBS AG Россия” Михаель Кюнци. — Последнее дополнительно включает в себя альтернативные продукты — работу с недвижимостью, на товарных рынках, инвестиции в хедж-фонды, продукты с заранее определенным уровнем риска. Изменения произошли и в философии: если раньше в центре private banking была секретность и надежность, а сам он в большей степени ассоциировался с оффшорами, то в wealth management — при соблюдении конфиденциальности — подчеркивается институциональный, структурированный подход к предложению продуктов и услуг. Это означает, что мы определяем потребности клиента, предлагаем пути их удовлетворения, внедряем предложения и контролируем — цикл должен быть непрерывным, в отличие от прежнего private banking, когда управляющие не работали активно с клиентом».

Еще одна новинка рынка ИДУ — возможность вложить деньги не только в фондовый рынок, но и в конкретный бизнес, то есть прямые и даже венчурные инвестиции. «Популярность венчурных проектов у клиентов private banking — еще одно последствие 2005 года; тут доходность выше, чем от операций на фондовом рынке, и, хотя риски гораздо больше, побеждает обыкновенная человеческая жадность», — считает Четвериков.

О развитии именно прямого инвестирования и wealth management объявила и УК «Альфа-капитал». Компания собирается привлекать клиентов с минимальной суммой от одного миллиона долларов, а тем, кто принесет 10 миллионов, будут предложены прямые инвестиции. При этом гендиректор компании Михаил Хабаров произнес многозначительную фразу: «Первые сто клиентов я знаю поименно».

Видимо, это и есть private banking по-русски: обслуживание супербогатых клиентов, причем преимущество получают управляющие, имеющие отношение к крупным финансово-промышленным группам. Именно оттуда легче всего привлекать состоятельных людей. Впрочем, иностранные компании, которые выходят на российский рынок ИДУ, не теряют оптимизма, уповая на свой бренд и независимость. Они намерены предложить свой взгляд на потребности богатых. Так, по словам Михаеля Кюнци, будущее wealth management за консультационными услугами, сопровождающими клиента на протяжении всего жизненного цикла. Женитьба, развод, рождение детей, продажа или реструктуризация бизнеса — везде клиенту будет помогать персональный консультант по wealth management, оптимальным образом направляя финансовые потоки. Те из российских игроков, которые уже предоставляют подобные услуги, помогают клиентам и оплатить счета, и разобраться с налогами, и составить коллекцию антиквариата для жены, и подобрать колледж детям, и организовать семейный отдых на Новый год.

Может быть, пока управляющие подтягиваются на рынок, будут устранены последние пробелы в законодательстве по ИДУ. Главный из них — отсутствие единой для всех игроков методики расчета эффективности управления. Пользуясь тем, что конфиденциальность в этом бизнесе высоко ценится, многие управляющие ограничиваются сухой фразой: «В прошлом году наши клиенты заработали по 50% годовых». И даже если компания рассчитывает доходность по своим стратегиям, делает она это по своей собственной методике, то есть сравнить доходность разных управляющих по ИДУ невозможно. Озаботившись этим, Национальное рейтинговое агентство предложило ФСФР разработать единые стандарты расчета эффективности работы в этой сфере деятельности, взяв за основу международные стандарты GIPS.

Суть методики GIPS в том, что портфели со сходными стратегиями инвестирования объединяются в композиты. На основе доходности отдельных портфелей и их размера рассчитывается общая доходность композита. Ее можно сравнить с общепринятым для данного композита бенчмарком — скажем, для композита «голубые фишки» это будет индекс РТС, для композита «высокорискованные акции» — индекс РТС-2 и т. п. Управляющие компании надеются, что по ИДУ им вскоре разрешат работать с ныне запрещенными инструментами, такими как деривативы, например. А если будет определено понятие «квалифицированный инвестор», то с деньгами богатых клиентов можно будет делать все, что угодно. Или почти все.

Что такое доверительное управление

По Закону о рынке ценных бумаг деятельностью по управлению ценными бумагами признается осуществление юридическим лицом от своего имени за вознаграждение в течение определенного срока доверительного управления переданными ему во владение и принадлежащими другому лицу в интересах этого лица или указанных этим лицом третьих лиц:

  • ценными бумагами;
  • денежными средствами, предназначенными для инвестирования в ценные бумаги;
  • денежными средствами и ценными бумагами, получаемыми в процессе управления ценными бумагами.

    Профучастник рынка ценных бумаг, осуществляющий деятельность по управлению ценными бумагами, именуется управляющим. При осуществлении своей деятельности он обязан указывать, что действует в качестве управляющего.

    Прибыль перечисляется учредителю или указанным им третьим лицам.

    Между учредителем управления и доверительным управляющим заключается договор доверительного управления, в котором прописываются права и обязанности сторон, условия вознаграждения, инвестиционная декларация, срок доверительного управления, другие условия. Максимально допустимый срок договора ДУ — пять лет. Потом договор надо продлевать.

    Кто шагает дружно в ряд

    K&S Capital Management в январе объявила о начале бизнеса в сфере так называемого Family office — комплексного консультационного облуживания супербогатых семей Особенность бизнеса в том, что сама компания не оказывает финансовых услуг, а подбирает их для клиентов.

    ВТБ-24 во втором квартале 2006 года начал оказывать услуги по ИДУ.

    UBS в июне получил лицензию ЦБ РФ, весной 2007 года банк планирует выйти на российский рынок ИДУ.

    МДМ-банк в июне объявил о новой стратегии бизнеса, которая предусматривает серьезное усиление позиций банка в ИДУ.

    Credit Suisse в сентябре открыл в Москве отделение персонального банковского обслуживания. Интересно, что швейцарский банк уже выходил на российский рынок ДУ, но потом свернул свою деятельность.

    HSBC в сентябре усилил команду менеджеров, которые отвечают за российское направление бизнеса банковской группы и объявил, что намерен активно выходить на рынок финансового ритейла, в том числе ИДУ.

    УК «Альфа-капитал» в сентябре объявила, что к 2011 году планирует довести свою долю на рынке ИДУ до 6

    * В тексте термины ИДУ и private banking используются для обозначения сегмента рынка по управлению частными капиталами (в отличие от рынка коллективных инвестиций с его стандартизованными продуктами и услугами, а также доверительного управления корпоративными активами).

    Источник: «Эксперт»
    Евгения Обухова
  • Мы предлагаем Вам только то, в чем уверены сами